Feed on
Posts

Часть третья морских дневников перехода Азоры-Брест.

6 июля 2016

Ночная вахта с полуночи до 4:00. С 00:30 до 1:00 стоял у руля. Картинка, открывающаяся с кормы, напоминает кадры из какого-нибудь фильма со штормом. Тьма. Бушующий океан. Корабль, которого волны швыряют словно скорлупку. Брызги от бортовых волн в корму иногда достигают десяти-пятнадцати метров. Максимальная скорость при мне 11.1 узла. До меня была 11.5 узла. Look out перенесли с носа на корму. Сейчас там стоит минимум пять человек. Двое впередсмотрящих, двое на руле и кто-нибудь из постоянной команды наблюдает за рулем.

После вахты ушел спать. Проспал до полудня. С 12:00 до 14:00 вахта.

В 13:00 лекция «Морские песни шанти», которую прочел (а вернее пропел) профессор американского университета Ranzo.

Во времена парусного судоходства шанти имели практическую ценность — их ритм помогал морякам синхронизировать темп своей совместной работы. Также они несли психологическую пользу — расслабляли и разгоняли скуку тяжелой работы. Благодаря их использованию команда также могла иносказательно высказать своё мнение о ситуации, не дав повода к наказанию от начальства.

Большинство шанти построено по принципу народных песен «вопрос-ответ»: один человек-запевала («шантимен») поет строку, а хор моряков подхватывает. На строку припева обычно приходился рывок или толчок.

Лекция потрясающе яркая и интересная.

После вахты и лекции принял две таблетки цитрамона и ушел спать. Проспал до 19:00. После ужина вахта с 20:00 до полуночи.

К вечеру ветер утих, а море успокоилось. Скорость корабля шесть узлов. Палуба приняла более менее пристойное положение.

Кусочек лекции Ranzo

Установка парусов под песни Шанти (эти кадры были сняты уже во Франции, но вставлю их сюда).

7 июля 2016

Проснулся полвосьмого. С 8:00 до 12:00 вахта. Корабль опять лежит на левом боку. По палубе можно ходить лишь по стеночке либо держась за веревки. Льет дождь. Скорость 10 узлов.

Сегодня переводят часы на час вперед. За 12:59 следует 14:00. Обед сегодня в 12:30. Так как моя вахта с 14:00 до 18:00 получается, что мои 4 часа отдыха превратились в три. После обеда ушел спать.

После второй вахты начал читать «Тяжелый песок» Рыбакова. Прекрасный стиль.

В десять по новому стилю пошел спать, но заснуть не мог до часа.

Перед штормом

8 июля 2016

Вахта с 4:00 до 8:00. Фантастическое утро. Море спокойное и по цвету напоминает расплавленную ртуть. Восход окрасил небо во все цвета радуги. Вокруг царит умиротворение и вместе с тем какая-то торжественность.

Во время вахты посмотрел фильм «Темпл Грандин» про девушку аутиста сумевшей использовать свои особенности как преимущества, ставшую профессором в университете, а также автором ряда оригинальных изобретений.

С 8:00 до полудня спал. После обеда двухчасовая вахта. После вахты взобрался почти на самый верх грот-мачты. Сделал это скорее для галочки. Показать, что могу. Наверх ведут три последовательные лестницы. Третья лестница совсем хлипкая и раскачивается на ветру. Лез по ней, обнимая стропы, словно любимую девушку.

После четырехчасового кофе лекция про волнообразование. Прочел две главы Шкловского «Вселенная, жизнь, разум».

Погода потрясающая. Солнце и спокойное море. Качки почти не ощущается. Тем не менее скорость держим 8 узлов. Сделал зарядку: 50 приседаний + 20 отжиманий. Всего 5 серий.

9 июля 2016

Сегодня вахта с полуночи до 4:00. После вахты спал до 10:00. Во время моего сна огромная стая дельфинов. Замечательные фотографии у Марка. Очень жалею, что меня никто не разбудил.

С 12 до 14 вторая вахта.

После обеда учились делать петлю на веревке.

Весь день море вполне спокойное. Тем не менее скорость до 10 узлов.

Капитан объявил, что завтра утром прибываем в порт Дуарнене. Завтра вечером ожидается барбекю. Если повезет нас выпустят в город.

С 20 до полуночи третья за сегодня вахта.

Капитанский мостик

В библиотеке можно посмотреть всю информацию о нашем переходе.

Я научился расплетать веревку и сплетать ее в такую вот петлю. Зачем мне это нужно – не знаю.

Я у руля.

10 июля 2016

После вахты сразу пошел спать. Перед сном попросил Стена разбудить меня, когда будем подходить к Дуарнене – у него в это время будет дежурство.

В 3:50 Стен растолкал меня – подходим. Еще сонный и вялый я быстро поднялся и, наспех умывшись, поднялся на верхнюю палубу. До рассвета был еще час. Тёмный крепдешин ночи кутал жидкое тело океана. Наш барк тихо покачивался на волнах, нарушая тишину ночи скрипом своей ватерлинии. По правому борту где-то уже вдалеке виднелся маяк, который мы прошли минут двадцать назад, а прямо передо мной растянулась цепочка прибрежных огней. Со скоростью шесть узлов мы неспешно ползли вдоль берега.

На палубу я поднялся с камерой, но из-за темноты снимать было нечего. Забросив фотоаппарат в кубрик, я начал помогать четырехчасовой вахте убирать паруса. Старпом с рацией стояла на корме и не отрывая взгляд от матч отдавала отрывистые приказания.

К Дуарнене мы подошли в 6:30, когда солнце уже взошло. Я, полностью включившись в работу, носился по кораблю и помогал всем, кому могла понадобится моя помощь.

После того как все паруса были убраны, а якорь брошен, я заметил, что Элиот надел страховку и собирается лезть на мачту. Не особо задумываясь над последствиями, я спросил не нужна ли ему помощь. «Конечно!» – прокричал Элиот – «Надевай страховку и лезь за мной!».

Через четыре минуты я уже карабкался по вантам ввысь, туда где Элиот раскачивался на рее Fore royal (второй сверху парус на передней мачте). Когда я к нему приблизился, он отдал приказание забираться на Fore topgallant  (третий сверху парус) и делать furling (упаковку свернутого паруса).

Если признаться откровенно, я это слово безусловно слышал и даже в теории примерно представлял себе, что оно означает. Убранный парус представляет из себя подтянутое к рее полотнище. Это полотнище содержит множество складок, также местами ткань выбивается и может начать трепыхаться на сильном ветру. Чтобы избежать порчи имущества, делают дополнительную упаковку полотнища. Верхнюю часть паруса слегка распрямляют и, используя специальную веревку, закутывают туда основной массив ткани. Парус словно пеленуется сам в себя. Делается это постепенно от дальнего конца реи к мачте. Матрос, производящий эти манипуляции, ногами стоит на веревке, протянутой под реей, пузом же лежит на самой рее. Так вот, в теории, я в общем и целом представлял себе, что такое furling, но вот на практике…

Испытывая где-то внизу живота неприятный холодок, я перебрался на topgallant и, вцепившись в рею обеими руками, пополз по горизонтали прочь от мачты. В это время Элиот, явно не испытывающий на себе последствия земного притяжения, шустро продергивал веревку под тяжелой массой паруса и уже добрался до мачты. Бросив на меня прощальный взгляд он перебрался на другую сторону и также шустро начал упаковку другой стороны.

Я между тем также добрался до конца реи и… И начал тупо смотреть на парус. Никаких веревок, за которые нужно тянуть, я не видел. Где-то далеко внизу покачивался корабль. Меня обдувал легкий ветерок. Было страшно. Невольно я представил себе, как сделав неосторожное движение я сорвусь. Да, конечно, на мне была страховка, но срыв тем не менее будет довольно болезненным: короткое мгновение свободного падения, а затем резки рывок. И вот ты висишь неуклюжий и совершенно беспомощный в паре десятков метров от палубы и неловко так сучишь своими бесполезными ручками и ножками… Брррр!

Пока я размышлял о всех неприятных последствиях возможного падения, Элиот закончил с роялом и перебрался на «мою» мачту. Словно обезьяна он как-то незаметно перескочил через меня и оказался у края реи. Не тратя время на расспросы чем таким полезным я тут занимался все это время, матрос показал не замеченную мной веревку и ловко начал упаковку парусины. Когда Элиот затягивал веревку, он подавался назад, а его ноги вместе с веревкой на которой он стоял резко уходили вперед. Так как веревка была всего одна, я на какое-то время терял одну из двух точек опоры и в ужасе мертвой хваткой цеплялся за рею. Перехват. Перехват. Узел. И вот Элиот вновь перескакивает через меня и ловко движется вперед оставляя после себя плотно затянутое полотно, на котором не было ни морщинки. Я же по-прежнему, не мог совладать с танцующей под ногами веревкой и вцепившись в дерево старался запомнить движения товарища.

Так и не сделав ничего полезного, но зато получив массу впечатлений, я спустился вниз. О, твердая земля… то есть, палуба. Как ты прекрасна!

Через полчаса нам сообщили, что сегодня в шесть вечера будет вечеринка с барбекю. До этого времени можно выбраться в город. Желающие могут воспользоваться Зодиаком (надувная лодка), который начнет курсировать между барком и берегом через полчаса.

Я собрался, взял фотоаппарат и вскоре уже несся на лодке обдаваемый морскими брызгами. На берегу народ разбрелся кто куда. Я же первым делом добрался до ближайшей boulangerie и заказал кофе с круассаном. Боже, какое наслаждение! Нет, безусловно на корабле еда была хороша, но как же мне не хватало нормального кофе и этого душистого французского круассана! М-м-м…

Побродив немного по городу я вернулся к причалу и стал ждать Зодиак. Первое впечатление от Дуарнене – сколько же здесь яхт!!! Они повсюду. Такое ощущение, что хоть небольшая лодка есть у каждой второй семьи. Несколько раз я видел, как группки школьников учились основам мореходства. Видимо, у них это часть школьной программы.

10 минут ожидания и вот из-за острова появляется Зодиак. На носу стоит Нилла и уверенно ведет лодчонку вперед. Почти вся группа осталась в городе. Я же решил вернуться и пообедать.

После обеда вновь перебрался в город. На этот раз пошел не в центр города, а вдоль пляжа. Как же тут красиво! Такое везде чувствуется умиротворение и вместе с тем есть все для комфортной жизни. Свою старость я хотел бы провести именно в таком месте!

Вечером на корабле нас ждала грандиозная вечеринка. Команда развесила гирлянды и приготовила шикарный стол-фуршет. Что за блюда! Что за яства! Захватить бы все с собой…

Вдоль бортов стояли жаровни, на которых шипело, шкварчало и истачало изумительный запах мясо. Особой популярностью пользовались стейки из куду. Мясо этих антилоп команда специально для французского пати закупила еще в ЮАР. Целый месяц замороженные стейки ждали в холодильнике своего звездного часа. И дождались: все мясо нежное, сочное, душистое.

После вечеринки я вновь сел в Зодиак и в третий раз поехал в город. Сегодня особый день: чемпионат мира по футболу. Франция играет с Португалией. Жером обещал привести нас в то место, где соберется вся местная интеллигенция. В футболе я совершенно не разбираюсь, но посмотреть, как болеют за своих французы – мне показалось идеей интересной.

Часов в семь мы были на месте. По словам нашего гида, в городе определили несколько официальных точек, где собираются местные жители. Одна из них – это пиццерия возле пляжа. С полчаса я наблюдал за игрой и местными. Было забавно.

Насытившись эмоциями я неспешно побрел к причалу с которого меня вновь подобрал неутомимый Зодиак.

Спать лег в десять. В эту ночь я проспал чуть менее четырех часов и с наступлением темноты сразу стали ощущаться последствия недосыпа.

 

Восхитительные стейки.

Вкуснейшее куду.

Французы болеют за своих на чемпионате футбола Франция-Португалия.

Реклама фестиваля парусников.

11 июля 2016

Сразу после завтрака, в четвертый (и на этот раз последний) раз я перебрался на Зодиаке в город. Вместе с Ольгой зашли в музей мореходства. Музей хороший и интересный. Пересмотрели множество разнотипных кораблей и их устройство. Одно плохо: французы как-то не особенно напрягаются с тем что мир глобализируются и их музеи иногда посещают люди, которые не очень-то хорошо знают французский. Английские переводы есть, но уж очень их мало. ((

Интересно было посмотреть на стоящий на приколе плавучий маяк – пример того, как выглядел наш барк «Европа» в момент своей постройки в 1911 году.

Полдвенадцатого мы отплыли из города на корабль. В двенадцать был обед. В час мы отплыли из Дуарнене. Сегодня наша цель – Брест.

Первые три часа мы шли под парусами. Ветер был встречный и шли мы галсами. Мыс, который мы должны были обогнуть находился впереди, а мы шли то влево от него, то вправо. При этом было ощущение, что с каждой новой петлей мы ни сколько к нему не приближаемся. Лишь подойдя поближе к берегу, было заметно, что корабль сместился на жалкую сотню метров вперед. Временами мимо нас проплывали другие небольшие парусники. Как я уже рассказывал, в городе огромное количество яхт и лодок, а в хорошую погоду, залив пестрит парусами. Сотни и сотни маленьких корабликов выходит на прогулку.

Мы сделали еще несколько петель. Мыс был по-прежнему далеко. Наконец, капитан, все это время ждавший перемены ветра, отдал приказ убрать паруса. Минут через сорок, когда приказ был выполнен, включили двигатель, и мы полным ходом пошли прямиком к мысу.

Обогнув мыс мы пошли в полукилометре-километре от берега. Вдоль всего нашего пути виднелись остатки мощных сооружений, воздвигнутых во времена Второй мировой. Начитанный Жером рассказал про устройство Атлантического вала. Его начали строить немцы в 1942 году опасаясь высадки союзников на континент. Вал протянулся в длину на 5 тысяч километров. В районе Бреста укрепления были особенно мощными, так как здесь располагалась одна из основных баз субмарин Вермахта.

Не смотря на то, что с тех пор прошло уже более 70 лет, эти сооружения и сегодня выглядят устрашающе. Жером говорил, что правительство Франции после окончания войны собиралось разрушить эти укрепления, но немцы строили на столько качественно, что демонтаж оказался неоправданно дорогим. В результате от этой затеи отказались.

Перед входом в залив к нам подошел кораблик из которого на борт перешел лоцман.

Как только мы вошли в залив, впереди стала видна та самая база субмарин, которая была домом для легендарных нацистких моряков, наводивших ужас на союзников и потопивших чудовищное количество кораблей британского флота. Эта база была самой большой на территории Франции и ее защищали мощнейшие укрепления. Так, к примеру, толщина потолочных перекрытий из армированного бетона превышала шесть (!!!) метров. Союзники не раз бомбили эту базу, но достигли весьма неважных успехов.

Миновав базу мы вошли в порт. Повсюду стояли парусники: послезавтра здесь начнется знаменитейший брестский фестиваль парусников. Капитан дал приветственный гудок и затем в течении двух минут каждый из кораблей по очереди здоровался с новоприбывшим участником.

Мы причалили. И вновь началась уборка парусов. Я, как и некоторые другие члены команды, надел страховку и полез на грот-мачту. Там я под руководством Кристы делал furling Main Royal (второй парус сверху). Уф, в этот раз у меня получилось лучше. Крита упаковывала skysail (верхний парус) и время от времени давала мне советы. Я же медленно, но верно упаковал половинку рояла. Спускаясь вниз, я чувствовал себя прожженным морским волком, которому сам черт не брат.

После того как паруса были убраны, мы сошли на берег. Я, в компании Жерома и Жан-Пьера, отправился в ирландский паб и несколькими стаканами гиннеса мы отметили окончание нашего путешествия.

Плавучий маяк в Дуарнене. Примерно так выглядел и наш корабль в момент его постройки в 1911г.

Поднимаем паруса.

Все лини пока еще аккуратно сложены.

Командная работа.

Вот такой красивый узелок я сделал. Правда допустил одну оплошность из-за которой его пришлось разрушить и собрать заново.

Пока шли галсами к тому мыску, что виднеется вдали нас то и дело догоняли небольшие парусники.

Ух, махина!

Укрепления атлантического вала.

Укрепления атлантического вала.

Укрепления атлантического вала.

Укрепления атлантического вала.

Укрепления атлантического вала.

Укрепления атлантического вала.

Укрепления атлантического вала. Все побережье в этих бетонных дотах.

База субмарин в Бресте.

Катер с лоцманом.

Наш капитан.

Вечереет.

Встреча барка организаторами фестиваля.

Местные также встречали нас. Приятно так стоять на борту парусника, который все окружающие приветствуют вскинутыми смартфонами.

Наши коллеги из разных стран.

Здесь их сотни.

Команда делает furling.

Барк «Европа» на фестивале. Впереди виднеется Крузенштерн.

Различные маршруты барка «Европа».