Feed on
Posts

Рассвет. Когда рассвет? Через… Господи, как тяжело думать. Сейчас полседьмого. В семь? Да, в семь. Полчаса. Еще полчаса продержаться, а там легче будет. Раз-два. Раз-два. Еще скорости. Еще. Еще. Еще. Как же холодно… Главное не останавливаться. Не сбавлять темпа. Иначе замерзну. Раз-два. Раз-два. Мозг отключается. За последние четверо суток я проспал пять часов. Этого мало. Очень мало. Все, что мне сейчас нужно – это отключиться. Хотя бы на полчаса. Но я активно работаю палками. Раз-два. Раз-два. Остановка – это смерть. Стоит чуть замедлиться, и я начинаю замерзать. Вперед. Быстрее. Еще быстрее. Чертов дождь. Чертов ветер. Как тяжело… Чертов холод. Чертов туман. Ничего не видно. Раз-два. Раз-два. Когда же рассвет?!!! Ветер чуть не валит с ног. Руки одеревенели. Лицо совсем задубело. Раз-два. Раз-два. Сознание заволакивает дымка. Сейчас у меня IQ не выше, чем у дебила. Попытка сконцентрироваться на чем-либо вызывает физическую боль. Все свои душевные силы я трачу на то, чтобы поддерживать темп и на то, чтобы не провалиться в бездну, которая старается поглотить меня. Спотыкаюсь. Едва не падаю. Что это? Я проснулся. А до этого? Спал? Не помню. Секунд на пять мозг очищается, затем вновь погружаюсь в «это». В какой-то момент, чтобы хоть как-то поддержать на плаву тонущее сознание, начинаю на выдохе рычать. Или хрипеть. Не знаю, как это выглядит со стороны. Но помогает. Вхожу в некий транс. Сознание не «всплывает» на поверхность, но я теперь не засыпаю. Очень боюсь уснуть на ходу. Сбоку от тропы – пропасть. Одно неловкое движение – и я уже никогда не проснусь. Раз-два. Раз-два. Надеюсь, никого поблизости нет. Наверняка это страшная картина со стороны: рычащий человек, остервенело бьющий по земле палками и несущийся во тьме по узенькой тропе вдоль обрыва. Страшно, если что-то во мне сломается, и я навсегда останусь рычащим идиотом с сознанием, погруженным во тьму.

Что же произошло? Как так случилось, что я с помутненным от недостатка сна рассудком оказался холодной ночью во время штормовой погоды на вершине длинного безлюдного хребта, где на километры нет мобильной связи?

Курмайор

Помню, как в детстве перед эпохальными событиями я с замиранием сердца ждал не самого дня, когда наступит Большой день, а точки за пару суток до этого. Ведь вся череда скучных недель, предшествующих тому большому и яркому, что должно случиться, – это ненужный балласт, время, которое нужно просто перетерпеть. А вот за пару дней начинается все самое вкусное. Скоро! Скоро! Скоро! Каждая минута приближает к моменту упоительного счастья. Каждая минута – это то последнее, уходящее время, когда можно уже предвкушать, представлять, как оно будет. Попрощаться с той жизнью, которая была «до» и визуализировать ту жизнь, которая будет «после». Так было с днем принятия в пионеры. Так было с днем, когда я должен был лететь к дедушке. Так бывало иногда с Новым годом.

Я полгода ждал этого старта. Мысленно представлял, как все будет проходить. Мечтал о хорошем времени. Воображал, как обгоню всех тех, кого знаю. Как буду скромно принимать поздравления после. Как стану напряженно отрабатывать подъемы и спуски во время. Как стремительно и собранно у меня получится проходить базы и пункты питания.

Сколько раз я мысленно подгонял время. Ну, давай, давай! Пусть все это начнется! Терпел на длительных тренировках. И снова подгонял: так хотелось, чтобы рутинная обязаловка (в любую погоду наматывать утомительные километры) осталась в прошлом.

Да, я действительно ждал этого момента.

И вот он наступил. Я в Курмайоре. С семейством Котов мы остановились в снятой через Airbnb квартирке. Времени очень мало. Нужно многое успеть. И все же у меня есть возможность, как в детстве, насладиться предвкушением. Скоро все начнется! Скоро все начнется! Внутри только бьется подавляемый страх: даст ли этот бьющий изнутри фонтан энергии заснуть в ночь перед стартом? И только мысль спотыкается об этот камешек, как сознание подбрасывает ответ: конечно, даст, в ночь перед стартом я обо всем забуду. В воспоминаниях останется лишь безбрежное теплое и ласковое море. Спокойная, ритмичная волна, бьющая в золотистый песок.

Горы. Машина. Квартира.
Сборы. Гели. Пакет инжира.
Город. Ресторан. Наш столик.
Официант. Фондю. Смотрим ролик.

Экипировка. Планы. Гонка.
Оля. Васятка. Пеленка.
Счет. Магазины. Машина.
Селфи. Монблан. Вершина.

Спорцентр. Волонтеры. Номер.
(пока его ждал, чуть не помер)
Застолье. Паста. Гимн. Всем встать.
Ночь. Дорога. Подушка. Кровать.

И вот этот предстартовый день, которого я столько ждал, проносится мимо. С ужасающей быстротой. Не давая остановиться. Задуматься. Вспомнить. Представить день завтрашний.

И тревожный сон, когда выкидываешь из головы все и заставляешь себя забыть про завтра. Не дать выстрелить тому гейзеру энергии, который начнет бить без остановки, стоит только представить себе стартовый створ, мягкое и стремительное перебирание ногами при спуске вниз, спины бегущих впереди участников… Завтра не существует. Есть только совершенно обычное сейчас. Ш-ш-ш… Сон. Тихий, спокойный сон.

 

 

Выдача номеров. Те кто участвовали в Туре прошлого года, получили номера в соответствии с занятым местом. К примеру, мой номер 201 означал, что я финишировал в 2015 году 201-м.

Каждому участнику была выдана желтая сумка-баул. Эта сумка с личными вещами участника путешествовала по всей трассе Тура и ждала спортсмена на каждой базе жизни.

Команда Гривел.

Участница под номером 11 — швейцарка Denise Zimmermann. Это она в 2014 году финишировала первой в абсолюте на Irontrail T201 (201.8 km / +11.5km). Всех мужчин тогда подобрала. В рейтинге Тура прошлого года Циммерман стала 11-й в абсолюте и 1-й среди женщин.

А вот, пожалуй, наиболее экстравагантная и весьма фотогеничная девушка Тура — канадка Stephanie Case. В прошлом году она бежала за Палестину и среди женщин заняла 6-е место. Обратите внимание на рельеф мышц ног.

Будущие лидеры и звезды.

Наша русскоязычная тусовка в ожидании пасты.

Перед забегом купил свои первые Хоки.

А это мое питание перед гонкой.

Старт

Прошедшей ночью я проспал пять с половиной часов. Вполне достаточно для подобной гонки. Несколько меньше, чем хотелось бы, но больше, чем мне обычно удается взять у предстартовой ночи.

Утро прошло в стремительных сборах. За фантастически короткое время мы (я и семья Володи Кота) успели позавтракать и запихать (да, да, именно запихать) в небольшую машину (она же передвижной штаб Володиной поддержки) двухкомнатную квартиру, затем запихались (да, да, именно запихались) в эту же машину сами и выехали к месту старта.

Скажу пару слов про передвижной штаб, в который я был втиснут меж двух рюкзаков по бокам и баулом на коленях. Каждый участник Тура может иметь сопровождающего. Организаторы выдают особый «паспорт ассистента». При наличии этой карточки можно входить на базы жизни и помогать спортсмену. В этот раз у Володи было целых три ассистента: его жена Ольга, мама Марина и десятимесячный сын Васятка.

Пока Оля парковала машину, мы с Володей, ожесточенно работая локтями, протискивались сквозь плотную толпу трейлраннеров к стартовой линии. Толчок. Еще толчок. Извините. И вот мы уже стоим в первом ряду и непринужденно почесываемся о ленточку, натянутую поперек стартового створа. Почти у всего первого ряда яркие футболки Гривел. За нами –  переминающаяся, прощающаяся, селфящаяся и мандражирующая толпа спортсменов. Перед нами – море зрителей и зажигательный перформанс от разодетых в национальные костюмы местных жителей.

Ведущий нагнетает в микрофон напряжение. Гремит гимн. Предстартовый отсчет и выстрел.

 

 

Мой талисман перед стартом — тезка Васятка. В этот раз талисман одолжил у Оли, надеюсь на следующий Тур приеду со своим. ))

За полчаса до старта.

Организаторы превратили старт в большой праздник.

К сожалению, фотографии не передают музыку. ))

Будущий туровец.

Пять минут до старта

Француз перуанского происхождения Jean-Michel Touron. За три предшествующие Туру недели этот спортсмен уже финишировал в трех эпохальных гонках: Ut4M (169km / +11Km), UTMB (170km / +10km), 4K (350km / +24km). Тур он также успешно преодолеет. Суммарно за месяц (с 19 августа по 17 сентября) он пробежит 1019 километров с 70км набора.

Стартовая линия. Мы с Володей в первом ряду.

Я не мог отказать себе в удовольствии вырваться вперед хотя бы на старте. ))

Этап первый. CourmayeurValgrisenche (50 km 4747 D+)     

Какое же это наслаждение бежать по узкой улочке такого уже знакомого города под аплодисменты, громыханье колокольчиков, крики и улюлюканье зрителей. Вот оно! Началось! Дорога поворачивает, и мы несемся под горку. Я чуть сбрасываю темп и начинаю пропускать самых быстрых: десять, двадцать, тридцать, стоп! В районе третьего десятка зацепился за поток и просидел на хвосте у массивного паровоза до бутылочного горлышка, к которому загодя решил прибежать одним из первых. Узенькая тропа, на которой крайне сложно обогнать впереди идущего, начинается через два километра после старта. В прошлом году я потерял здесь не менее двадцати минут: сначала ожидая пока перед тропой рассосется пробка, а затем двигаясь со скоростью улитки за крайне медленными соперниками.

В основании бутылочного горлышка случается первый прокол. Мои выдвижные палки не выдвигаются. По какой-то причине их заело. Остервенело дергаю за железо, но оно совершенно не поддается. Прошу помочь идущего рядом Володю – у него сил побольше, но результат тот же. От досады чуть не плачу и бью палкой о дерево. Не помогает. На изгибе тропы стоят два парня-болельщика, прошу их помочь. Вдвоем им таки удается вытянуть сначала одну, а затем вторую заевшую трубку – я спасен! Поднимаю темп и догоняю своего ушедшего вперед товарища.

С Володей мы решили идти вместе, сколько сможется. Ведь цели у нас были примерно одинаковые. Я собирался выйти из 110 часов, а Володя – из 105. В прошлом году я был уверен, что мне удастся обогнать моего боевого товарища и в 2016-м мы даже побились об заклад, кто доберется до финиша первым. Ставкой стал ужин в ресторане. В победу я верю и не верю одновременно. Володя живет и тренируется в горах. У него более мощное спортивное прошлое. Но… это Тур и здесь возможны любые чудеса. Ах, как бы хотелось прийти первым!

Узкая тропа заканчивается, поток спортсменов выливается на грунтовую дорогу, и я начинаю постепенно отрываться от своего товарища-соперника. По нашему общему с Володей мнению, у меня чуть лучше получаются подъемы, он же в легкую может «сделать» меня на любом спуске. Я помню о договоре идти вместе, но ничего не могу с собой поделать – ноги сами несут вперед.

А между тем, погода великолепная: чистое синее небо и яркое теплое солнце. Моя погода! И какой контраст с прошлым годом, когда нас с самого старта нещадно поливал дождь. Откуда-то изнутри поднимается уверенность, что в этот раз все пройдет гладко, все пройдет так, как надо.

С грунтовой дороги мы вновь переходим на тропу. Володя идет в сорока метрах от меня. Я же начинаю все ощутимее испытывать дискомфорт. Кроссовки. Вчера на ЭКСПО я купил новые Хоки. Радовался как ребенок – в них ноги чувствуют себя как… Нет, давайте я все же подробно объясню разницу между Хокой и, скажем, Саламоновскими SLab-ами  или Спидкроссами. Попробуйте пробежать пять километров по асфальту в обычных беговых кроссовках и в обуви, предназначенной для горного бега. Разница весьма существенная: в трейловой обуви значительно меньше амортизации. Бег в SLab-ах по асфальту напоминает бег в кедах. Что же касается Хоки, то она не просто возвращает ту амортизацию обычных кроссовок, но еще и усиливает ее. Забегая вперед, скажу, что, несмотря на доставленные проблемы этими кроссовками, я пробежал в них шесть этапов (290км) и у меня впервые не болели суставы. Вообще не болели.

Но вернемся к моему подъему на первый  перевал. Сейчас с каждым шагом я чувствую, как вдоль стопы начинает огнем гореть тонкая полоска кожи, прилегающая к краю стелек.  Эти стельки нужно вытащить как можно скорее. Но я терплю: очень не хочется сходить с узенькой тропы и переобуваться на некомфортном склоне. Продолжаю двигаться вперед. Но вот, наконец, и вершина. Нас встречает аплодирующая и кричащая толпа. Быстро скидываю кроссовки, вынимаю стельки и сую их в карман рюкзака. Едва я успеваю надеть свою модную обувку, как меня нагоняют Вова и… Паша Чернов.

С Пашей мы познакомились незадолго до старта через интернет. Он живет в Екатеринбурге и Тур бежит впервые. Он должен был прибыть в Курмайор за сутки до старта, однако случилась накладка – его рейс перенесли на сутки. Вечером предстартового дня он прибыл в Женеву, на перекладных добрался до Аосты и лишь сегодня утром приехал в Курмайор. Поспав лишь несколько часов этой ночью, он успел утром забрать у организаторов свой пакет участника и вовремя выйти на старт.

Пару минут идем втроем, затем мы с Вовой набираем адский темп (который позже мне не раз аукнется) и уходим вперед. Как же легко и свободно сейчас бежится. Невольно сравниваю этот спуск с опытом прошлого года. Тогда лил дождь, я был в штанах и куртке с гортексом. Ощущения были как у спасателя в костюме химзащиты. Бежать-то я бежал, но о-о-о-очень медленно. А сейчас… я просто Бог. Без особого напряжения держу темп выше 5 мин на километр, наслаждаюсь каждым шагом, каждой сотней метров. Ведь вокруг такая красота!

Первый пункт питания на склоне. Проходим его втроем за полторы минуты. Я беру с собой горсть печенюшек и ем их на ходу. Вновь ускоряюсь. Через пять километров дорога приводит к первому большому пункту питания в городке Ла Туиле. Вова сразу же уходит в уголок и, улегшись на скамейку, вытягивает вверх ноги. Я же усиленно работаю челюстями: компот, печенье, сухофрукты, орехи, еще печенье, суп, чай, еще печенье. Появляется Паша. Заказываю ему и Вове суп. Себе беру добавку. Все вместе сидим на лавочке и хлебаем минестроне.

После Ла Туиле Володя убегает вперед, мы же с Пашей еще четыре километра идем в связке. Оказывается, Паша работает горным гидом. Это производит впечатление. Соревноваться в горах с профессионалом – это не тоже самое, что соревноваться с любителем.

Еще будучи в Москве, я отобрал всех русскоязычных участников Тура, познакомился с ними удаленно и взял у каждого интервью. Как различаются цели и источники мотивации у ребят! Кто-то наслаждается горами. Кто-то хочет испытать себя. Кому-то интересен результат. Конечно, и горы и результат интересны любому участнику, но акценты у каждого свои. Меня более всего мотивирует конкуренция. Однако соревноваться одновременно с всеми семьюстами участниками, что вышли на старт – означает не соревноваться вовсе. Нужна более четкая цель. И небольшая группа восьми русскоязычных участников – это прекрасный ориентир. Занимая определенное место в группе, ты понимаешь, чего ты сумел достичь.

Итак, кто же вышел на эту трассу в этом году?

  • Володя Кот (Россия) – частник Тура прошлого года. Тренируется и тренирует в солнечной Черногории.
  • Александр Оливсон (Украина) – участвует в Туре третий год подряд. Также занимается спортом полупрофессионально. Проводит сборы. Организатор трейловых стартов в Украине.
  • Елена Полякова (Турция) – живет, тренируется и тренирует в горах Турции. Бежит вместе с мужем. Также организатор трейловых гонок.
  • Вера Пономарева (Россия) – опытный мультигонщик и неоднократный призер различных гонок.
  • Павел Чернов (Россия) – работает горным гидом. Первый трейл (Конжакский марафон) пробежал в 2006 году.
  • Ирина Сафонова (Россия) – участвует в огромном количестве различных забегов от ориентирования до трейлов. Участница и призер ТрансУрала, Elbrus World Race.

Анализируя результаты и опыт своих товарищей-конкурентов, я дал прогноз, что финиширую четвертым. Меня обойдут Лена, Володя и Шура. Впрочем, не смотря на прогноз, я надеялся, что первым на финише буду именно я. ))

Между тем мы с Пашей проходим местную достопримечательность – первый каскад водопадов у Ла Туиле. Паша останавливается посмотреть, я же иду дальше. Месяц назад я был на этом самом месте и около десяти минут стоял возле обрыва, заворожено глядя на тонны воды, с оглушительным грохотом падающие в небольшую каменную чашу.

С шутками, прибаутками и историями из жизни мы идем вперед, поднимаясь вверх по склону второго перевала. И вот первые проблемы: на высоте 2100м мне становится как-то… хреновастенько. И с каждой сотней метров набора самочувствие ухудшается. Появилась странная сонливость, вялость; все сильнее болит голова. Горняшка! Приехали. Паша убежал вперед, а я начал толпами пропускать конкурентов.  На пункте питания приюта Деффей провел пять минут. Сил нет. От приюта километра на полтора тянется довольно пологая тропа. Попробовал вновь начать бежать, хотя бы мелкой трусцой – не могу. Колени подгибаются. Общая слабость. Голова раскалывается. Все откровенней хочется спать. Да что же это происходит?! Меня продолжают обгонять один паровоз за другим. Как досадно!

Не спеша поднимаюсь на вершину перевала и также не спеша начинаю отрабатывать технически сложный спуск вниз. Выпиваю первую на этой гонке гуарану. Минут через десять голова очищается, сон уходит, а в ногах появляется сила. Ну, слава Богу! Попустило. Еще десять минут и я – это снова я. Лихо несусь по слону оттормаживаясь на поворотах палками. Yahooo!

Трасса Тура представляет собой череду из спусков в долины либо ущелья и подъемов на перевалы. Ложбинка между вторым и третьим перевалом, пожалуй, единственное исключение. Тропа, миновав перевал Альто, поначалу спускается вниз, к ущелью, а затем на полпути разворачивается и уходит вверх к перевалу Кросати.

Я добегаю до небольшого бивуака, возле которого тропа делает разворот, перепрыгиваю горный ручей и, быстро работая палками, начинаю наверстывать упущенное: одного за другим подбираю конкурентов на пути вверх по склону. Какое же это наслаждение двигаться быстрее потока! Чувствую, как с каждым оставленным позади конкурентом я заряжаюсь частичкой его энергии. Вперед! Вперед! Действие гуараны обычно длится около двух часов. Нужно успеть побольше. Очень, очень хочется догнать Володю и Пашу.

До третьего перевала остается полторы сотни метров набора. Тропа становится все более сложной. Теперь я двигаюсь зигзагами вдоль скального карниза. Сбоку от тропы провешены перила. Беру обе палки в левую руку, а правой держусь за веревку. Чуть впереди от меня идет женщина, которая время от времени издает какой-то диковатый хрипящий звук. Слегка раздражает. Но обогнать я ее не могу. Только лишь я приближаюсь к ней, как она ускоряет шаг. Вместе с ней мы подбираем один за другим небольшие паровозы конкурентов. Наконец, я обгоняю и ее. Свистящий хрип остается позади.

И вот я стою на перевале. Секунд десять наслаждаюсь видами, а спустя мгновение уже несусь вниз по прекрасной бегучей тропе. Как и на подъеме, одного за другим подбираю конкурентов. Один парень пытается зарубиться со мной. Какое-то время сижу у него на хвосте, затем подрезаю тропу на изгибе и, подняв темп, убегаю вперед. Иногда встречаются местные. Каждый второй останавливается и, пропуская вперед, аплодирует.

Наконец, тропа заканчивается и начинается асфальт. Сначала дорога идет под горку, затем становится плоской. Я цепляюсь за поток и бегу в темпе 6 минут на километр. С небольшой группкой атлетов вбегаем в городок Планавал. Пять минут трачу на здешний пункт питания. Заполняю бутылки, беру пару печенюшек и бегу вперед. До первой базы остается семь километров. Солнце только что зашло за горизонт, но еще светло. Сумерки опустятся примерно через час. Вперед! Вперед!

Поглядываю на распечатанную раскладку на 110ч. Я опережаю свой график примерно на полчаса. Что же, не плохой результат!

Возможно, некоторые спросят: а что же это за раскладка на 110 часов? Расскажу вкратце. На основе результатов Тура 2014 года я взял результаты десяти участников, пробежавших хуже, и десяти участников, пробежавших лучше 110 часов. Далее я высчитал среднее время прохождения этими двадцатью атлетами каждого из этапов. На это время я собирался ориентироваться, чтобы понять, опережаю я или, наоборот, отстаю от своего целевого результата. Сейчас я был впереди. И хорошо впереди. Полчаса – это довольно большой отрыв. Беспокоился ли я по поводу столь быстрого старта? Нет. Ведь чувствовал я себя прекрасно. Ноги были легкие. Бежал я местами, конечно, довольно быстро, но средняя скорость все же была ниже той, которую я держу на 100-километровых гонках. По внутренним ощущениям, сил бежать нон-стоп все плоское и вниз должно было хватить до 120-150км. А дальше… А дальше начнутся волны спада и возвращения сил. Но пока энергия есть, я сделаю хороший задел. Главное – не бежать слишком быстро на спусках, не дать мышцам ног забиться (как это уже не раз бывало).

Между тем я подбегаю к городку Валгризанш. Центральная площадь, церковь, за ней будет база… Но базы нет. Перенесли. Но куда? Наверное, в тот большой и уютный ресторан, что находится в полукилометре за городом. Отлично! Выбегаю из города. На долину опускаются сумерки. Тропа же делает изгиб и, не доходя до знакомого мне ресторана, начинает карабкаться вверх по склону горы. Догоняю одного из участников. Тот растерянно спрашивает: «А где же база?». Говорю ему, что базу перенесли в деревеньку, которая находится выше по склону. До нее еще минут десять ходу. В том, что база там, я не сомневаюсь – это последний населенный пункт поблизости.

Уже в темноте вхожу в городок и под аплодисменты прохожу контрольный пункт.

Так, сейчас нужно действовать очень оперативно. По плану я на эту базу должен потратить не более получаса. Постараюсь успеть! Беру свою сумку и иду… в туалет. Волонтеры показывают мне дорогу. Захожу в здание, иду по коридору, снова спрашиваю – мне указывают на дверь. Открываю, а там… Там небольшая комната с общим пространством: посреди унитаз, рядом две душевые кабинки. В комнате моются либо вытираются несколько человек. Унитаз не прикрыт даже подобием шторки. Закрываю дверь и кричу волонтеру: «Toilet! Toilet»! Волонтер вновь показывает на дверь. Я подтаскиваю парня к двери, показываю на унитаз и ору: «Not possible! Not private»! И вновь: «Toilet! Toilet»!

Появляется женщина-волонтер. Ей ору те же незамысловатые слова и всем своим видом показываю, что от скорости их реакции зависит как минимум выживание всего человечества. Женщина куда-то убегает и возвращается с ключом. Уводит меня в дальний угол коридора и отпирает дверь, ведущую в гостиничный номер с приватным душем и туалетом. «Gracias!» – бросаю ей вслед и закрываюсь в номере. Сходить в туалет, подмыться, смазаться пантенолом, надеть фонарь. На ряд этих незамысловатых действий у меня уходит 12 минут. Злюсь, что, несмотря на то, что в моем бауле все разложено по разным пакетам спецназначения, мне приходится искать пантенол. Затем я вынужден бегать по коридору в поисках того, кто вскроет чем-нибудь острым запечатанный тюбик (и как я не предусмотрел такую мелочь?!!!).

Но вот я, наконец, полностью собрался. Выхожу из здания, где можно было поспать и принять душ, сдаю свой баул и иду в соседнее здание, где можно поесть. По дороге встречаю Олю. Она спрашивает, где Вова. Говорю, что он уже убежал вперед (я был уверен, что после того, как я потерял полчаса на втором перевале, Вова опережает меня на эти самые полчаса). Супруга Володи задержалась на подъезде к базе и сейчас не может получить о нем никакой информации. На базу ее не пускают. На вопрос, здесь ли он, ответить не могут.

В столовой беру себе суп, пасту, салат и с наслаждением все это поглощаю. Когда иду за добавкой, в столовку входит Саша. Он тоже накладывает себе пасту, мы берем по пиву и, сидя за столиком, обмениваемся мнениями о ходе гонки. Наиболее яркое впечатление у старожил – перенос базы.

Желудок набит. Настроение на высоте. Можно двигаться дальше. На выходе вновь встречаю Олю. Она жутко расстроена. Оказывается, Вова вышел из базы лишь пять минут назад. Она кладет мне в рюкзак пакетик с салом и просит передать мужу. Что же, теперь у меня есть спецзадание: догнать агента Вовку. Надо – сделаем! Обнимаю Олю и убегаю в ночь.

Я оказался один из немногих, кто одел на старте длинные тайтсы. На фото: я, Володя, Паша.

Поддержка зрителей на протяжении всей дистанции была потрясающей.

Возле приюта Кода.